Подобрать удобный для чтения размер шрифта:

Возвращение мастера и Маргариты. Часть 1. Глава 22

Глава 22

Пальцев навестил Беллу. После недолгой, но бурной любви он сидел в кровати, томно откинув голову к задрапированной розовым атласом спинке. Тело массивного плейбоя, выглядевшее в умело сшитых пиджаках мощным и сильным, оказалось белым, нежным и довольно рыхлым, как у стареющей толстухи. Взмокший чубчик прилип ко лбу, словно приклеенный. Смяв шелковые простыни, рядом возлежала Белла. Она прильнула щекой к животу Пальцева, его рука перебирала длинные, круто вьющиеся волосы одалиски. Озеркаленные арками стены размножали отражение в разных ракурсах. Краем глаза из-под длинных ресниц Белла успела оценить мизансцену и нашла ее удачной. Ее голос прозвучал властно:

— Я свободна, Берт. И мне надоело слышать про бесконечно хворающую и лечащуюся на курортах психопатку Ангелину.

Покрутив в руках коробок сигарет, Альберт скомкал его и швырнул на ковер. Даже сейчас, в ситуации нервной и напряженной, он не позволил себе расслабиться. Здоровье — прежде всего. Человеку баснословно богатому и удачливому подобает жить долго.

Еще в юности Альберт увидел в каком-то документальном фильме, запущенном по телевизору, завтракающего Ротшильда. Сухонький старичок хозяин могучей империи, одиноко восседал за сервированным со сказочной роскошью столом. Перед ним зеркально сверкали блюда, тарелки, соусники, бокалы, рассчитанные на трапезу из сорока блюд. Слуга с почтительной церемонностью подал хозяину гигантский поднос, на котором скромно белело яичко в серебряной подставке и налил в бокал нечто полезное, вероятно, модный по тем временам тыквенный сок. «Вот это и есть настоящий кошмар», подумал Пальцев и решил никогда не пренебрегать собственным здоровьем.

— Ты как всегда права, дорогая, Лина опасна. После грабежа фонда марафона несчастная женщина рвалась объявить журналистам, что ее муж прячется с любовницей, прихватив деньги, — он вздохнул. — Не просто иметь дело с ревнивой дурой.

— Следовательно… — напористо подталкивала его к выводам Белла. Закинув руки, она скручивала волосы на макушке. Выглядела так — с торчащими тяжелыми грудями и темными подмышками, невероятно соблазнительно.

— Следовательно, — Альберт повалил ее, прижал плечи к кровати и посмотрел в лицо. — Мы должны отодвинуть ее с нашего пути. Совсем.

Красивые черты Беллы не исказил ни страх, ни жалость. Кошачьи глаза вспыхнули опасной зеленью, губы приоткрылись, словно в ожидании лакомства.

— А это значит… — сладко вымолвили губы. Альберт не выдержал. Ни одна женщина не возбуждала его так сильно, как эта чертовка, особенно, когда говорила об убийстве.

Пальцев со смаком обсуждал вместе с Беллой детали устранения неугодных лиц, наслаждался полученными известиями о происшествиях и полным замешательством следственных органов. Делал он это, как сейчас, — в процессе любви. Изысканная приправа к сексу. Не многие могут позволить себе подобную роскошь.

Белла всегда поддерживала коварные планы любовника. Лишь однажды она защитила жертву. Юродивого физика Горчакова следовало убрать со сцены сразу же после отыгранного им эпизода. Но Альберт дал ему возможность спрятаться, а потом засомневался:

— Он поселился в деревне где-то на Валдае. Может, разыскать и ликвидировать? Там места пустынные, никто не заметит, никто не вспомнит, лениво предложил Пальцев.

Белла зашипела, как кошка:

— П-ф-ф! До чего же не элегантно! Оставь беднягу, он и так сбрендил от страха. Если поднаберется смелости и станет мешать — успеешь от него отделаться.

На этот раз три часа интенсивной любви в розовой спальне были посвящены захватывающему обсуждению двух вопросов: ликвидации супруги Берта (обсуждалось в постели) и назначение на пост замдиректора ресторана сотрудницы Беллы — Мары Илене ( рассматривалось за столом).

— Ой, не трогай ее, зайчик, — Белла кормила любовника пельменями, сделанными домработницей и выдаваемыми за собственную продукцию. — Оставь девочку мне.

— Ее выбрал Игорь, — одетый в банный темно-зеленый халат и тапочки, Альберт Владленович аккуратно разлил коньячок. — Но мне-то зачем она под боком нужна?

— Уж если подумать, то Мара лучше, чем другая. За ней я пригляжу. Она со мной всем делится. — Белла выловила шумовкой пельмени в пузатую гжельскую супницу и посыпала нарубленной зеленью. — Ну как? У меня, за что ни возьмусь, все отлично получается.

— Не хуже, чем у Гарика… — Павел подцепил пельмень. — Ты сокровище, Изабелла. И прекрасно это знаешь.

Изабелла загадочно улыбнулась, стоя за спиной любовника и глядя в лаковую, розовую от удовольствия плешь.


Вы прочитали

Возвращение мастера и Маргариты — Часть 1 — Глава 22

перейдите к следующей главе:


Хотите знать о новинках, размещенных на сайте Наш Булгаков? Подпишитесь на RSS-ленту и будьте в курсе обновлений!

Поддержите проект! Добавьте кнопку или ссылку c вашего сайта. Общаетесь на форуме? Добавьте ссылку или кнопку в подпись. Материал на этой странице. Заранее благодарим за поддержку!

 

0
0

Добавить закладку на страницу "Возвращение мастера и Маргариты — Часть 1 — Глава 22"

Оставить комментарий

Не пишите ссылки в комментарии, иначе он попадет под действие спам-фильтра и его никто и никогда не увидит...
Попытка спама в комментариях ведет к бану по IP-адресу!