Подобрать удобный для чтения размер шрифта:

Возвращение мастера и Маргариты. Часть 1. Глава 14

Глава 14

Впервые Белла увидела Мару Илене в октябре в коридоре своего салона, где ожидали собеседования претендентки на должность продавщиц. Увидела и сразу отметила. И дешевую китайскую куртку, и далеко не новые сапоги, и странную, значительную какую-то, вопреки всему этому, эффектность.

— Мединститут пока бросила. Работаю сестрой в хирургии… Снималась в кино, — скороговоркой выпалила она заготовленное «досье» и опустила глаза. Чувствовалось, что держать спину медсестра заставляла себя изо всех сил, преодолевая желание ссутулиться, а еще лучше — провалиться сквозь землю.

— В кино снималась? — оживилась Белла.

— Роль второго плана в хорошем фильме про войну. Вы, наверно, не видели. Он был даже представлен на швейцарском фестивале… Вне конкурса. И потом… — Девушка замялась. — Были еще попытки. Не осуществились.

— Медицину, значит, решила бросить?

— Я ночные дежурства возьму, если к вам, конечно, устроюсь. Мне очень деньги нужны.

— Это как раз понятно. Но не в больнице же их искать? — брови Беллы высоко взлетели — ее все больше интересовала девушка, начиненная не понятным ей содержимым. Пришла наниматься на работу продавщицей в шикарный салон, но не нашла нужным прихорошиться. Попала в мир кино и не сумела воспользоваться ситуацией. Знает, что красива, а внешность не эксплуатирует, бедствует и работает в больнице. Сплошное несоответствие!

— В больнице мне нравится. Нет! Не сама больница, конечно… Но когда людям хоть немного поможешь — смысл появляется. А если врачом стать… — у девушки сверкнули потаенным светом огромные прозрачные глаза. То ли серые, то ли голубые. Вроде как вода в заливе, которую до самых глубин пронизывает солнце.

Белла приветливо улыбнулась:

— Ты встань, пройдись… Так… Рост, вес — параметры держишь… одобрила она.

— У нас в роду все худые. И невезучие, — почему-то добавила глазастая, и Белла нутром почувствовала, что будут слезы. И еще она поняла — Мара Валдисовна будет работать в ее салоне, будет, даже если придется выкинуть отобранных партнерами девушек.

Она пригласила девушку в свой кабинет и предложила ей кофе.

— Какие проблемы? — прямо поинтересовалась Белла, сама не понимая, отчего воспылала благотворительным энтузиазмом. Не от заношенной же куртки и красивых глаз жалостливой медсестренки. Сострадание к ближнему и комплекс сытости Изабеллу не мучили.

— Ситуация жуткая, — аквамариновые глаза наполнились слезами. Девушка явно попала в переделку готова была излить душу едва знакомой женщине. — Я к вам случайно зашла, от отчаяния… Режиссер Тарановский на меня в суд подает. Я контракт нарушила… Так вышло.

Затем Белла услышала душераздирающую историю о том, как нищая девчонка проявила строптивость, отказавшись выполнять указание режиссера.

— Вы не подумайте, что я ханжа. Я ведь знала… Они сразу сказали, что сценарий по Булгакову. Там Маргарита на балу у сатаны все время обнаженная. Только ведь фильм совсем не о том… Противно… Барнаульский вообще-то хотел как лучше, когда напал…

— Знаю я Барнаульского, — в отличии от Булгакова, этот персонаж Мариного рассказа был знаком Белле. С нехорошей стороны. — Говоришь, они сценарий переделали, а тебя не предупредили?

— Тарановский собирался импровизировать по ходу съемок. И говорили, если я знакома с романом, то этого вполне достаточно. — Мара нахмурилась. Только роман про другое. Он совершенно удивительный… Понимаете, там одна женщина очень сильно любила выдающегося человека. Он написал замечательную книгу про Понтия Пилата и Иешуа… — Девушка умолкла, заметив, что ее собеседница в ситуацию явно не врубается.

— И что? — строго посмотрела нарядная, ароматная хозяйка салона. Мара поджала ноги в непрезентабельных сапогах.

— Он, этот Мастер, написал здорово, а над ним издевались. Понимаете… у Маргариты не было другого выхода. Чтобы отомстить за любимого, она стала ведьмой…

— Это я как раз очень даже хорошо понимаю, — Белла вздохнула с облегчением. В ее общении с девушкой наклевывался смутный, но значительный смысл. — Принеси книгу почитать, подзабыла содержание… А насчет штрафа за нарушение условий договора мы что-нибудь придумаем.

Мару взяли в салон. Даже ее противники не могли не признать, что шубы покупателям девушка демонстрировала великолепно: не захочешь — схватишь. При этом не выламывалась, не изображала модель. Накинет небрежно, запахнется, глянет исподлобья, откинув за спину длинные русые волосы, и уже мерещится рядом лаковый «кадиллак», статный кавалер в смокинге, ярко освещенный подъезд казино или ресторана с почтительно застывшим швейцаром.

Однажды, замотавшись с подготовкой новой партии товара до полуночи, Белла взялась подвезти девушку до метро. Им оказалось по пути: мадам Левичек проживала на «Войковской», Мара — дальше, у «Речного вокзала».

— А это бумага тебе, — Белла левой рукой вытряхнула из сумки конверт. Только не теряй, с киношниками твоими надо держать ухо востро.

Мара с изумление прочла заверения в том, что у съемочной группы фильма «Пламя страсти» претензий к ней нет. Договор расторгнут в соответствии с пунктом пять — по состоянию здоровья г.Илене М.В. Внизу стояла размашистая закорючка — подпись Тарановского.

— Ой, вот это да! Я же по ночам в кошмарах просыпалась… — Мара уставилась на четкий профиль водительницы с изумлением туземца, увидавшего лицо без татуировки. — Как вам это удалось?

— Просто. Как и все остальное.

Женщины начали часто общаться за кофе в кабинете Беллы и вскоре перешли на дружескую ногу. Несмотря на десятилетнюю разницу в возрасте, и абсолютную несовместимость жизненных установок, продавщица стала ближайшей подругой директрисы.

Поначалу Белла недоумевала: и на что ей сдалась эта Мара? Увидела бледненькую глазастую худышку — да словно лбом в дверь врезалась. А за дверью такое, что и во сне не привидится: совестливость, честность и чистота! То есть именно те качества, которые значились в списке невостребованных временем, вернее даже — жизненно вредных. И только тут осознала несгибаемая воительница, что жила она в состоянии хронического дефицита добрых чувств. Духовный дефицит, как иммунный, вроде СПИДа — сразу не чувствуется, а дает о себе знать в кризисных ситуациях. Вот на эти случаи и подстраховывалась предусмотрительная Белла по иному образцу скроенной подружкой.

Ранее ни с кем не откровенничавшая Белла, выкладывала юной наперснице свои проблемы, ничего не скрывая и внимательно выслушивала Марины суждения. Получилось, что не она пригрела приблудную девчонку на барской груди, а та ее к себе в душу пустила, да еще жалеет, сочувствует. Смутно, каким-то глубинным чутьем осознавала Белла, что попалась на ее пути девчонка неспроста. Вроде как — в искупление и во испытание.

Она предприняла попытки в корне изменить судьбу служащей. Отправила ее за счет фирмы на курсы менеджеров, и тем самым вынудила оставить ночные дежурства в больнице. А параллельно подсовывала Маре кой-каких вполне перспективных мужичков без ее ведома. Но что-то не клеилось в расчетах Беллы: — в больницу свою вонючую Мара продолжала бегать, а ухажеров решительно отвергала.

…Нежданному визиту Мары Белла обрадовалась. Как раз с ней-то и стоило обсудить претендентов на брачный союз. Но девочка для разговора в этот вечер не годилась. Вялая, ватная, погашенная. Схватилась за огромную, свою любимую оранжевую чашку со смородиновым «пиквиком», специально для нее хранившимся, и только тут задрожала. Промерзла, понервничала, пришла к глобальным выводам о собственной никчемности, неудачливости. Хоть вешайся.

А проблемы-то! Один из постоянных клиентов «Шика», берущих шубы оптом для своего ателье, предложил подвезти Мару — противно и липко мела мокрая густая метель. Ничего не говоря, водитель закатился куда-то к елочкам и чуть не изнасиловал девушку прямо в машине. Вернее, говорил и предлагал гадости. К Белле Мара приехала на троллейбусе, лязгая зубами от холода и стресса.

— Ерунда, — успокоила Белла. — Хуже будет, если не позаботишься о тылах. Неужели еще не понятно, что девушке с твоим характером нельзя одной в этой жизни плутать? Заступник нужен, покровитель, мужик.

— Только не надо меня ни с кем знакомить, ладно? — подняла Мара аквамариновые бездонные глаза.

— В монашки что ли метишь? — осерчала доброжелательница.

— Не знаю, — искренне опечалилась Мара. — Честное слово — не знаю! Порою думаю, что лучше в монашки… А иногда кажется, что и родилась лишь для того, чтобы встретить… Встретить его… Я ведь знаю, таких вообще не бывает. Не бывает — и все. А каждый день просыпаюсь и сердце колотится — а вдруг сегодня? Открою глаза — а рядом он. Глупо, да? — Мара устремила на подругу свой загадочный взгляд.

Белла пожала плечами. Она так и не поняла, что же таится в нем гордыня, глубоко спрятанное отчаяние, страх? Отметила лишь, как прелестно узкое бледное лицо, даже сейчас — с остатками размазанной косметики, с сухими, потрескавшимися от холода губами, и в очередной раз подумала: «Эх, что ж с тобой не так, лапушка?»


Вы прочитали

Возвращение мастера и Маргариты — Часть 1 — Глава 14

перейдите к следующей главе:


Хотите знать о новинках, размещенных на сайте Наш Булгаков? Подпишитесь на RSS-ленту и будьте в курсе обновлений!

Поддержите проект! Добавьте кнопку или ссылку c вашего сайта. Общаетесь на форуме? Добавьте ссылку или кнопку в подпись. Материал на этой странице. Заранее благодарим за поддержку!

 

0
0

Добавить закладку на страницу "Возвращение мастера и Маргариты — Часть 1 — Глава 14"

Оставить комментарий

Не пишите ссылки в комментарии, иначе он попадет под действие спам-фильтра и его никто и никогда не увидит...
Попытка спама в комментариях ведет к бану по IP-адресу!